Previous Entry Share Next Entry
Интервью с Калис Азанчеевой-Бекер, создательницей J`Adore Christian Dior
aphroditopolis
Нашла прошлогоднее интервью Сергея Борисова с Калис Беккер, носом By Kilian (полностью тут).

Ее история - история преодоления стереотипа, что хорошим парфюмером может быть только мужчина. Неоценима роль матери Калис в ее профессиональном становлении.

"... Сергей: А Ваша семья поддержала Вас, когда Вы решили учиться на парфюмера?

Калис Беккер: Да, конечно – ведь моя мама научила меня красоте искусства. Она у меня сама скульптор и художник, и она старалась разбудить во мне чувства, мы вместе рассматривали картины и скульптуры, слушали музыку, чтобы я полюбила мир искусства. Она брала меня с собой в арт-галереи, спрашивала, что мне нравится, мы много беседовали об окружающей красоте, что это такое и как увидеть красивое в ежедневной жизни.
Поскольку мама видела мое любопытство к ароматам (в 4 года я хотела понять, как запах цветка попал во флакон), то она посоветовала мне пойти в парфюмерную отрасль, чтобы я стала «носом». Я не знала, что это значит; я думала, «нос» - это человек, который следит за загрязнениями на фабриках, как собака. Ребенком я была первой, кто замечал, что на кухне что-то подгорело, или что-то испортилось. Сначала взрослые говорили «Нет!», но затем, спустя какое-то время тоже слышали запах и соглашались. Так что смолоду у меня было очень чувствительное и точное обоняние. Мама подтолкнула меня стать парфюмером, она сказала, что это великолепная профессия.

Сергей: Так для неё было ясно, что парфюмерия – это искусство, а не ремесло?

Калис Беккер: Да, конечно. Мама всегда воодушевляла меня стать парфюмером, она считала, что парфюмерия – просто еще одна форма искусства. Я знаю, иногда люди считают нашу профессию ремеслом, мол, парфюмеры смешивают компоненты, но это не так просто. Это как художник, рисующий романтическую часть истории; или классический музыкант, привносящий свою артистическую интерпретацию в произведение – я тоже считаю, что парфюмерия является искусством. Мы привносим свою интерпретацию в ольфакторную реальность, помогая родиться новому прекрасному; поэтому мы не просто «носы», но еще и «разумы», и «воображения».

Сергей: Почему в прошлом было не так много женщин-парфюмеров? Жермена Селье и Софья Гройсман – всего две женщины на большую часть ХХ века! Сейчас, кроме Вас, можно вспомнить Патрисию де Николаи, Оливию Джакобетти, Анник Менардо, Даниэлу Андрие, Натали Фейстауэр, Кристину Нагель, Матильду Лоран и список можно продолжать долго. Что изменилось в парфюмерном мире, что женщин-парфюмеров стало гораздо больше?

Калис Беккер: Очень хороший вопрос, мы как раз являемся очевидцами процесса этих изменений. В прошлом парфюмеры были мужчинами, а сейчас все больше женщин появляется в нашей профессии, и я могу рассказать историю, которая произошла со мной. Когда я начинала свою парфюмерную карьеру в 1985 году, женщин в профессии было не более 5%. Я приехала в Грасс в крупнейшую парфюмерную школу Roure-Bertrand-Dupont (сейчас парфюмерная школа Givaudan, практически все парфюмерные хиты в мире созданы её выпускниками; около половины всех парфюмеров в мире – выпускники Givaudan). Когда я пришла подавать свое заявление, меня спросили: «Почему вы вообще решили стать парфюмером??? Вы не из Грасса, вы не из семьи парфюмеров или наших клиентов, и вы – женщина!». Так было.

Сергей: Мне нужно лучше изучить историю феминизма – я думал, что в 1985-м феминизм и политкорректность уже расцвели по всему миру…

Калис Беккер: Только не во французской парфюмерии. В то же время в США женское движение было куда мощнее, помните женские жакеты с широкими плечами, чтобы женщины выглядели сильнее? Эти изменения коренятся в американском феминизме, да. Наши крупные клиенты были женщинами: Estee Lauder, Helena Rubinstein, Elizabeth Arden; парфюмерные консультанты и большинство клиентов тоже женщины, так что в моем случае было сказано: «Нам надо нанимать и учить больше женщин, чтобы ароматы создавались в соответствии с женскими, а не с мужскими вкусами». Женщины-парфюмеры лучше понимают женщин-покупателей.

Сергей: Есть и другая точка зрения, что парфюмеры делают ароматы для своих любимых. Как Жак Герлен учил своего внука Жана-Поля Герлена: «Нужно создавать духи с любовью в сердце».

Калис Беккер: Да, я понимаю. Как мужчины создают ароматы для любимых, я создаю ароматы для себя. Мужчинам необходимо женское одобрение духов – но я как женщина могу одобрить духи и сама. Так что когда я пришла на работу в Quest International (где проработала 14 лет и создала J`Adore, кроме прочих ароматов), моя учительница Франсуаза Карон была очень рада. Она сказала: «Это здорово! Нам нужна женщина-парфюмер!» И сейчас в парфюмерной школе Givaudan преобладают женские заявки..." (дальше тоже интересно, но про парфюмерию)

?

Log in